Счастье и боль внутреннего ребенка

Все мы родом из детства. Взрослеем, получаем опыт, строим карьеру, встречаем свою «половину», растим детей, и нам кажется, что детство и легкость ушли от нас навсегда.

Нам порой сложно жить, общаться с людьми, понимать родственников. Мы часто жалуемся, обижаемся, чувствуем себя жертвой, а также ждем заботы, поддержки и постоянства от других. И совсем не замечаем крохотное детское «я», кричащее внутри себя – голодное, жадное, требующее.

Есть в нашей жизни одно чудо – мы можем пережить наше детство дважды, а возможно, и трижды. Да, да, в прямом смысле этого слова – один раз прожить свое детство, а второй раз пережить свое детство вместе со своими детьми и внуками. Как это происходит? Наш собственный ребенок активизирует подсознательную память нашего детства, которая сложилась из первых эмоций и впечатлений от соприкосновения с миром. Первые эмоции наиболее яркие, в зависимости от окраски этих чувств и формируется ядро нашей личности. Травмирующие, болезненные, неразделенные эмоции стираются из памяти, а точнее, перемещаются в подсознание с помощью защитных механизмов психики. И мы живем и как будто не помним о былой боли, только почему-то сложно складываются отношения с людьми, не ладится личная жизнь. И вот однажды, появление детей на свет (а также переживания возрастных кризисов) дают возможность всколыхнуть детские раны и дать им возможность зажить.

Вспомните, как мы приходили в мир еще пару поколений назад. Всегда ли нас ждали? Была ли счастлива наша мама, когда носила нас под сердцем? Могла ли прижать к себе кроху и дать ему грудь после родов? Ощущал ли малыш тепло и безопасность, когда его забирали от мамы? Чувствовал ли себя нужным, когда никто не приходил на его крик? И много-много другого недополученного, от чего у человека остается пустота на всю жизнь, неуверенность, боль, страхи…

У ребенка есть базовые потребности -  в питании, любви и безопасности. И ничего не является настолько важным для человека, как удовлетворение этих ключевых потребностей в первые годы его жизни. Этот сосущий, требующий, капризный, еще не говорящий малыш должен получить много улыбок, ласки, тепла, наполнив свой сосуд любви сполна, чтобы затем иметь возможность отдавать все это, не лишаясь, не обедняя себя. 

А получается часто по-другому: когда мы сами становимся родителями и приходит время отдавать любовь и тепло, мы чувствуем в своей душе пустоту, отсутствие ресурса, которым можно поделиться, замечая при этом голодного кричащего малыша внутри нас, который требует любви и заботы не меньше, чем родной ребенок. 

Лично я, став молодой мамой, наиболее болезненно воспринимала длительный неутихающий крик ребенка. В какой-то миг мне казалось, что это я так кричу, я не могла оставаться взрослой опорой для ребенка, я сама становилась маленьким бессильным существом. В такие моменты и вправду очень важно передать ребенка кому-то другому и пойти успокоится, ну а потом, по-хорошему, сходить к психотерапевту. Самому ранние травмы залечить практически невозможно, а остановить бесконечный круг семейных ран очень хочется. Пока мы не переживем свои детские травмы, не примем их, не выплачем каждую слезинку, наш раненный внутренний ребенок не сможет окрепнуть и расти дальше. Ведь для наших детей очень нужна психическая устойчивость родителей, когда ребенок пугается или злится, ему важно чувствовать взрослого, который своим спокойным внутренним ощущением дает сигнал: «Я с тобой, ты в безопасности».

Некоторые психологи считают, что наш внутренний ребенок того возраста, когда у нас случилась эмоциональная травма - сильная реакция на травмирующее событие. Например, ребенок попал в аварию, на него напало животное, побили дети или случился другой несчастный случай  – это травмирующая ситуация, а реакция – это боль, страх, ужас, гнев. Если в это мгновения рядом находиться взрослый, который его успокоит и поддержит, то эмоциональной травмы не произойдет. Наоборот, у малыша повыситься осторожность, он станет более внимательным и получит позитивный опыт, как справляться со сложностями в жизни. Если же взрослый не является достаточно «зрелым», чтобы разделить горе ребенка, начинает орать, вычитать, оскорблять его или бить, то такое хроническое неудовлетворение ключевой потребности в поддержке и заботе травмирует ребенка. И тогда страх, тревоги малыша не уменьшаются, а увеличиваются, он начинает бояться сделать любую ошибку, чтобы не расстраивать своих родителей. Он их безгранично любит и безоговорочно верит им - что он нехороший, неуклюжий, неудачник и т.д. Ребенок не получает чувства безопасности от родителей; если такие ситуации происходят все время, ему приходится очень многое брать в свои собственные руки – отвечать за свою безопасность и отвечать за настроение родителей, ведь оно зависит от его поведения. Таких послушных деток называют «хорошими девочками и мальчиками», но вырастают из них, к сожалению, часто закомплексованные личности без права на ошибку, без возможности (умения) приоткрыть свои слабости другим людям, сталкиваясь при этом с невыносимым ужасом и стыдом. 

Каждый из вас в этот момент подумает, что невозможно быть таким идеальным устойчивым родителем. Это правда, все мы люди, не роботы, бываем и уставшими, и расстроенными своими личными проблемами, поэтому иногда у нас просто не хватает психических сил быть рядом с болеющим или капризным ребенком. В этом случае попросите близких присмотреть за детьми, восстановитесь, а если все-таки сорвались на ребенка, то это не смертельно. Не так страшно обидеть ребенка, как не извиниться за это перед ним. Выпустив пар, подойдите первым к ребенку, присядьте до уровня его глаз и скажите ему в глаза, как вам жаль, что так получилось, извинитесь, скажите о своих чувствах к нему и о своем эмоциональном состоянии. Если ребенок также был неправ, он тоже извинится (вы научите его своим примером это делать искренне, а не из вежливости). Тогда вы обнимитесь и почувствуете еще больше близости, чем раньше. Собственно, все так же, как и между супругами, не нужно полагать, что 3-летние дети слишком малы для таких бесед.

Для тех родителей, которые особо боятся травмировать своего ребенка и берегут его от всего внешнего мира, подстилая соломку, скажу, что ваши старания напрасны – вы просто не в силе застраховать ребенка от всех неудач, да и собственно делать этого не нужно. Он вырастет когда-то, уйдет в большую жизнь, так и не научившись переживать неудачи «по-взрослому». Что значит «по-взрослому»? Это так, принимая жизненный факт, что никто не идеален, ошибки случаются, и это не означает, что «я плохой или что я неудачник». Да, «я могу грустить, даже злиться в этот момент, я имею права на свои чувства и мне важно разделить эти чувства с близкими людьми». Этому всему учат детей родители своими реакциями на неудачи ребенка. Расскажу смешной пример. Когда мои мальчишки-сорванцы набивают синяки, они бегут ко мне в слезах. Я беру на руки, жалею и целую больное место. Так вот недавно мой двухлетний сын ударился коленкой и начал плакать, у меня в этот момент были запачканы руки.  Я его попросила, чтобы он подождал секунду, пока я вытру руки, но он не стал меня ждать, деловито сел на пол, подтянул свое колено и поцеловал его сам, - сразу успокоился, встал и побежал дальше. Я долго смеялась. Это простой пример, как дети погружают заботу о себе в свой внутренний мир. В это мгновение в этом маленьком человечке рождается еще крошечный, но уже «взрослый».

Со старшим сыном чуть сложнее пример. Он по своей натуре очень чувствителен к неудачам.  И хоть я всегда его поддерживала и успокаивала в такие моменты, тем не менее, он болезненно реагирует на любые неудачи - такой вот трехлетний перфекционист. Сын острожный, внимательный, аккуратный, но, понятное дело, не бывает без промахов, которые его очень расстраивают, и тогда он кричит, заливается слезами, машет руками, сетует на весь белый свет. Я его успокаиваю, но в душе очень раздражаюсь и никак не могу понять почему. И как-то однажды мой внутренний «пазл» сложился – я увидела себя со стороны, такую же ранимую, осторожную девочку, которая не умеет переживать неудачи. И теперь, когда он кричит, я не спешу его успокаивать, я успокаиваю свою внутреннюю девочку, жалею ее, подбадриваю. И чтобы вы думали, мой сын тоже начинает успокаиваться, видимо, опираясь на мое внутреннее спокойствие, затихает, а потом мне говорит убойную фразу: «Мама, подожди, я успокаиваюсь». Вот так все это тонко работает.

Дети – наши зеркала, они помогают нам увидеть себя со стороны  и познакомиться ближе с нашим внутренним ребенком – с его опытом боли и счастья. Это наблюдение «в зеркало» дает нам возможность заметить и принять свои собственные недостатки, затем, принять их и в своем ребенке, а также присвоить себе свои достижения, ведь радуясь успехам ребенка, мы радуемся и за себя. 

И еще важный момент: "взрослый" умеет присваивать себе свои чувства, например, не «ребенок вывел меня из себя, а я вышел из себя». Не «ребенок расстроил меня, а я расстроился». И тогда родитель не будет жертвой властного ребенка, а станет хозяином своего внутреннего мира, в котором позволительно испытывать любую эмоцию.

А теперь о счастливом внутреннем ребенке

Когда я наблюдаю за своими детьми, нередко ко мне приходят невероятно благостные эмоции, и я четко понимаю, что они родом из моего детства. Мы подходим к черешне в нашем саду, а перед моими глазами бабушкина черешня, ее вкус, запах, детский лепет, беззаботность. Я снова переживаю эмоции детства и в этот раз они даже глубже, сильнее, так как я смотрю на своих детей, которые тоже излучают радость, и тогда я испытываю одновременно не только старое счастье, но и теперешнее. 

Мне также нравится разделять с детьми мою радость - я им часто рассказываю разные история из моего счастливого детства – про мою бабушку, про ее сад, речку, поле, цветы, жучки, паучки... Такие воспоминания я назвала «островки душевного покоя». Теперь я начинаю понимать, почему с возрастом людей так тянет на родину, увидеть родные места и вновь пережить душевный покой абсолютной безопасности, которую может чувствовать только детская открытая душа.

Р.S.

Внутренний ребенок по теории Эрика Берна – это одно из состояний нашей личности, которое сформировалось в детстве. Когда мы чувствуем и ведем себя подобно тому, как мы делали это в детстве, - мы находимся в эго-состоянии ребенка. Кроме «ребенка», есть еще состояния «родителя» и «взрослого». В разных жизненных ситуациях у нас включается разное эго-состояние, каждое из которых занимает свое важное место. «Ребенок» отвечает за творчество, любознательность, жизнерадостность, открытость, ну а также может проявляться в незрелом поведении взрослого – обидчивости, капризности и жертвенности. Мы находимся в состоянии «родителя», когда мы действуем, чувствуем, думаем подобно тому, как это делали наши родители. «Родитель» умеет заботиться, опекать, проявлять стабильность и надежность, но есть у него и негативные стороны – жесткость, бескомпромиссность, критичность.  Состояние же «Взрослого» проявляется в рассудительности, объективности, рациональности и эмоциональной отчужденности. В гармоничной личности все эго-состояния сбалансированы, каждое выполняет свою роль, не вытесняя другое.

В начало