Больше плачет – крепче спит

Дорогие! Вещая и общаясь с юными «пузантесами» или как их там, будьте, пожалуйста, до конца откровенны и говорите, пожалуйста, всю правду о воплях, криках, нытье, плаче, истериках и вое. Потому что это – неотъемлемая многогранная и довольно обширная реальность материнства! Пусть это не будет для них шоком.

Дорога в новый неизведанный дотоле мир акустического насилия начинается в роддоме. Родившемуся малышу не до воплей, конечно. Да, он выразит недовольство неприятными ему акушерскими манипуляциями. Но потом, когда останется с мамой наедине, он, скорее всего, будет отдыхать после пережитого. А потом малыш проснётся…

Для новорожденного крик – единственный способ коммуникации. А в первые месяцы жизни у многих малышей бывают серьёзные проблемы со здоровьем. Тут за дело берутся мамины гормоны. Молодая мама –  это просто окситоциновый сироп! Благодаря гормональному дзену (хотя мамочки почему-то убеждены, что это результат их внутренней психологической работы и вообще – их расчудесности и прекрасности) мамы с большим и меньшим успехом справляются со звуковыми атаками. Но этот этап мы опустим: кроха есть кроха, а окситоцин есть окситоцин.

А вот интересно становится немного позже. Когда гормончики потихоньку отправляются на заслуженный отдых, а малыши с хитренькими глазёнками начинают потихоньку постигать искусство манипуляции. 

Признаюсь честно, я не всегда понимала свою малышку, пока она не заговорила. Россказни ведических вещунов о потусторонней связи мамы и ребёнка – не мой случай. Она вопит, а я не понимаю и всё тут!

Классический пример: после прогулки покушали, помылись, идём спать. Не то, чтобы железный режим, а на часах 21:30 – уже пора бы. 

Даша: полежали, покрутились, посмеялись, понудели и-и-и… пошло-поехало.

Я: поцеловала, попела, сказку рассказала, вторую рассказала, головку почесала, спинку почесала, всё почесала! Водички предложила, новую пижамку предложила, в ротик заглянула, в попу заглянула, животик погладила. Прикрикнула. Заорали ещё больше.

И утром бывало, и до еды, и после еды, и на прогулке и после прогулки. Ситуации и тональности воплей весьма разнообразны. Поначалу я расстраивалась, читала, гуглила, взывала к помощи Гиппенрейтер и компании, а потом в один прекрасный день, когда попытки унять вопль игнорировались, и малыш упивался своими всхлипываниями, ко мне вдруг пришло откровение «Ладно, хочешь вопить – вопи!»

В это же время я сделала чудесное наблюдение: после воплей ребёнок спит просто замечательно! 

А потом и текст на глаза попался о том, что маленькие детки не могут контролировать свои эмоции. И истерики для малышей – способ нормализовать своё эмоциональное состояние и разложить по полочкам полученные в течение дня впечатления.

Ушам от подобного осознания, конечно не легче. Но вот внутренний мир немного стабилизируется. Проходит чувство неуверенности в себе, как в хорошей маме. Перестаёшь себя грызть. 

Сейчас, когда моя дочка стала хорошо разговаривать, мы с ней переживаем другой этап. Бессмысленных завываний нет. Но манипулятивные рыдания появляются с изрядной регулярностью. Я, к Дашиному сожалению, к ним уже глуха. Каждый раз я пытаюсь ей объяснить, что плакать, когда больно – это одно. Мама всегда поможет. А ныть, когда договорились о двух мультфильмах, а хочется третий – это другое. В следующий раз вообще без мультфильмов обойдёмся.

Так что не расстраивайтесь, мамы вопящих детей! Во всём есть свои плюсы. И потом, смотреть на манипулятивно вопящих малышей так уморительно: эти глазки, эти слёзки, эти поджатые губки – артисты. Оскар – не меньше!